Федеральное агентство лесного хозяйства

Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз)

Федеральное бюджетное учреждение «Рослесозащита»

ФГУП «Рослесинфорг»

Новости и информация
RSS
14 ноября 2018 г.
О лесопожарной обстановке в России на 00:00 мск 14.11.2018
подробнее

13 ноября 2018 г.
Авиационный учебный центр ФБУ «Авиалесоохрана» информирует о проведении в 2019 году курсов по различным профессиональным программам подготовки и повышения квалификации
подробнее

13 ноября 2018 г.
Обновлена программа МФО «Авиа» для подготовки Годового отчета по авиационной охране лесов за 2018 год
подробнее
архив новостей

 

 

 На защите «лёгких» планеты

                                 

 Борьба с лесными пожарами дело всей его жизни, которому он отдается без остатка. Сегодня Николай Алексеевич Ковалёв опытный, высококвалифицированный специалист, который досконально знает систему авиационной охраны лесов от пожаров.

Мне бы в небо

 – Мы жили в посёлке рядом с военной частью, притаившемся среди непроходимых лесов Забайкалья – Чита-46, – начал свой рассказ заместитель начальника ФБУ «Авиалесоохрана» Николай Алексеевич Ковалёв. – С детства меня окружали военные, поэтому неудивительно, что я мечтал связать свою жизнь с защитой Родины. Знакомый отца был командиром вертолетного отряда, который охранял ракетные войска нашего военного городка. Как-то раз он взял меня с собой на борт. После того полета я твердо решил стать летчиком. Мы уже и документы подготовили в Иркутское военное авиационно-техническое училище (ИВАТУ), но тут одна за другой происходят катастрофы с вертолётами в военном городке. Новости шокирующие, особенно для родителей будущего военного летчика. На семейном совете решили, что летать я не буду. Выбор пал на Сибирский технологический институт, на специальность «инженер лесного хозяйства», с чего и началась моя «лесная» карьера.

 Однако инженера лесного хозяйства могло и не быть, если бы не наставления отца, который не дал сыну на полпути бросить учёбу в институте.

 … Особой страстью для Николая Алексеевича был спорт. Благодаря своему успешному выступлению на областных соревнованиях по пионерскому четырехборью (бег на 60 м, прыжки в длину и высоту, метание мяча на дальность) и хорошей учебе в школе, получил путевку в летний лагерь «Артек». Для такой провинциальной глуши, как он сам признается, это было большое событие. Не оставались незамеченными и успехи Ковалёва в таком виде спорта, как бокс. На ринге он демонстрировал силу и быстроту реакции, скорость и выносливость. Он мечтал повторить карьерный взлёт Вячеслава Лемешева, ставшего в 20-летнем возрасте самым молодым олимпийским чемпионом СССР по боксу.

 Но в институте особое место в жизни Ковалёва заняла легкая атлетика. Показывая хорошие результаты,он получил звание кандидата в мастера спорта СССР по легкой атлетике. После зачисления Николая Алексеевича в олимпийский резерв, встал вопрос – уходить из СибТИ и переводиться на факультет физвоспитания в пединститут, чтобы продолжать спортивную карьеру. Однако свою трудовую деятельность он все же связал с лесным хозяйством, когда отец сказал: «Принеси диплом инженера, а потом становись олимпийским чемпионом, мастером спорта и т.д». И он выполнил наказ.

32 калибр

 К слову сказать, семья Ковалёвых всегда была связана с лесом, окружена им в прямом и переносном смысле. С семи лет уже ходил с отцом на рыбалку и на охоту:

 – Помню, как папа в первый раз взял меня, десятилетнего, на охоту на уток. Я слышал много охотничьих историй отца, упрашивал взять с собой. И вот тот день настал. Отец посадил меня рядом, дал ружье 32 калибра самого маленького дробовика и манком начал подзывать уток. Прилетели два селезня. Отец шепчет: «Коля, ты стреляй левого, а я правого возьму на себя». Выстрел. Запах пороха и мой крякаш навсегда спрятал свою голову в воду. Почти одновременно прогремел выстрел отца, но его селезень окунулся в холодные воды озера и вынырнул далеко от нас. Сколько бы глава семьи ни стрелял, селезень уплыл. «Ну вот сын, теперь ты стал охотником, обстрелял отца», – сказал отец.

Болото спасло

 Окончив Сибирский  технологический институт, молодой специалист поступает на работу в Енисейское авиаотделение Красноярской авиационной базы охраны лесов на должность инструктора парашютно-десантной пожарной группы. Вот где пригодились навыки выживания в тайге. Попадая в лес, особенно на длительное время, человек не только лишается удобств, которые так прочно вошли в нашу повседневную жизнь, но и некой защищенности. При всем при этом, авиапожарным еще предстоит колоссальная, трудоемкая работа, которая сопряжена с рисками для здоровья. Тут надо быть постоянно начеку.

 – Лесной пожар – это всегда страшно, будь он первым или сотым в твоей жизни, – говорит Ковалёв. – Помню, работали мы с ребятами на пожаре на территории Манзенского авиаотделения Красноярской авиабазы – тушили западную кромку. Восточную – держала тюменская группа, прибывшая по маневрированию к нам. Роем мы минполосу, пот с нас ручьями течёт, и тут слышим треск. Оборачиваемся, а там уже верховой наступает. Окружил нас. Счёт шёл на секунды. Благо неподалеку было небольшое болотце, оно и спасло. Так и сидели, пока огонь не насытился, не утолил свой голод. А вот мы при этом остались без провизии, так как из-за сильной задымленности, нам еще неделю пришлось ждать переброски на базу. Какой же незабываемо вкусной была тушенка, которой с нами поделились ребята из соседней тюменской группы, после недельной голодовки (смеётся).

Лётнаб- небо зовёт

 Отработав пожароопасный сезон, Николай Алексеевич проходит курсы лётчиков-наблюдателей. С 1979 по 1982 год он трудится летчиком-наблюдателем – начальником Долго-Мостовского авиаотделения Красноярской базы авиационной охраны лесов. Уже потом, спустя время он шутил, что несмотря на предостережения родителей, он все равно оказался с «крыльями». Небо неумолимо тянуло. По словам Николая Алексеевича, авиаотделение было очень сложным в плане горимости. В то время основной причиной весенних пожаров были пасечники, которые сжигали сухую траву, для быстрого роста медоносного кипрея. Огонь коварен и для него нет границ, поэтому лётчик-наблюдатель Ковалёв, облетая вверенную территорию на вертолете Ми-2 , заметив пчеловодов, подсаживался и  брал с них расписку. К сожалению, как признается Николай Алексеевич, никакая бумага и возможное наказание не останавливали отдельных нерадивых людей, отсюда такое большое количество лесных пожаров.

 – В первый год службы у меня было 87 пожаров, – дополняет Ковалёв. – Правда, больших площадей мы не допускали, так как практически все время «висели» в воздухе – патрулировали. Тогда не было нехватки воздушных судов, поэтому мы вовремя обнаруживали и успевали тушить в первые сутки после обнаружения, обходясь малыми площадями. Ни для кого Америку не открою, если скажу, что лесная пирология стоит на трех китах: 1-е на профилактике, т.е. предупреждении лесных пожаров, 2-е на мониторинге – раннем и своевременном обнаружении, и 3-е на оперативной их ликвидации. Ну и, конечно, для авиалесоохраны важна оборачиваемость групп, когда парашютисты прыгнули, быстро потушили пожар, выехали на авиаотделение, уложились и опять готовы к прыжку на тушение. Бывали случаи, когда классные работящие ребята выполняли по два прыжка в день и тушили по два пожара. Вот к этому нужно стремиться.

 Люди в то время работали за идею. На энтузиазме Ковалёв с коллегами за один сезон построили мехотряд, все сами, своими руками. За два года, под руководством Николая Алексеевича, Долго-Мостовское авиаотделение, из отстающих вышло в число передовых.

Сибирские лесные пожары под надёжным контролем

 Хорошие организаторские способности и требовательное отношение к себе и подчинённым были высоко оценены руководством Центральной авиабазы. В 1982 году Ковалёва назначают главным лётчиком-наблюдателем–заместителем начальника Красноярской базы авиационной охраны лесов. Через четыре года Николай Алексеевич получает предложение возглавить Красноярскую базу авиационной охраны лесов – в 30-летнем возрасте! Настоящий вызов. Четыре региона: Красноярский край, республики Тыва, Хакассия и Эвенкийский автономный округ. Громадная ответственность. Не мог подвести. Согласился. Время показало, что решение было правильным. Он предложил руководящему составу авиабазы и коллективу изменить структуру управления авиалесоохраны, попробовать развить подсобное хозяйство, заняться лесозаготовкой в зимнее время (на некоторых авиаотделениях получалось неплохо, и люди, уходя в отпуск, имели дополнительный заработок), а также решить вопрос по улучшению жилищных условий и вопрос был решен: очередников на получение жилья не было! Грамотного руководителя, выполняющего все данные им обещания, ценили и уважали.

 – Интересное время было, инновационное, – говорит Николай Алексеевич, – Красноярская авиабаза была центром всевозможных испытаний в области авиационной охраны лесов: от новой шланговой взрывчатки, до новых парашютных систем и спусковых устройств. Испытывал Парашют «Лесник - 3», лично узнал, что такое «встать на крыло». При нашем непосредственном участии (предлагали инженерные решения) проходили испытание самолётов-танкеров ИЛ-76. Мы первыми в полёте воздушного судна АН-26 открывали рампу в воздухе для десантирования ППС. Кроме того, активно шёл обмен опытом с иностранцами. В 1996 году проводили всемирное пожарное совещание, где принимали участие представители 32 стран. Однако первостепенной задачей авиапожарных была и остается, по сей день – тушение лесных пожаров. Красноярский край был и будет одним из самых горимых регионов страны. Две тысячи километров с юга на север – все лесорастительные зоны. Руку нужно постоянно держать на пульсе, чуть недосмотришь– тайга в огне. Нередко делаешь облёт, замечаешь, одна сушина горит. Летишь за группой, а по возвращению тебя уже ожидает упавший сухостой и пожар, площадь которого с каждой минутой увеличивается. В такие моменты жалел, что на борту не было людей, которых можно высадить на еще небольшое возгорание. За время службы я побывал и повидал множество пожаров, всех и не упомнишь. Правда до сих пор мне встречаются люди, которые считают командировки авиапожарных чуть ли не отдыхом на природе с рыбалкой – романтикой. Таким знатокам я всегда парирую в ответ – а вы попробуйте сами. Да, три минуты ты орлом летишь под куполом парашюта, а потом сутками, как лошадь пашешь. Попробуйте пожить хотя бы пару недель в непроходимой тайге в палатке, без благ цивилизации, с роем насекомых и воем диких животных. И это еще без учета того, что с утра до ночи с лопатой роешь минерализованные полосы, распиливаешь тлеющие стволы когда-то могучих деревьев, с опаской прислушиваясь к гулу огня, который так и норовит подкрасться незаметно и нанести уже «верховой» удар. Труд авиапожарных не просто тяжелый, но и опасный – стихия беспощадна. Не каждому по плечу наша профессия. Страшно бывало за людей, неопытных молодых пацанов, которые только пришли в авиалесоохрану. Некоторые не выдерживали, уходили, но если год продержались, то оставались навсегда.

 Николаю Алексеевичу не привыкать жить в походных условиях. С детства рыбак и охотник он стойко переносил все тягости этого бремени. И немудрено, как настоящий сибиряк, уходил в тайгу «гонять» соболя. Бывало, что по месяцу-два соболевал один в тайге. Можно день проходить и вернуться в зимовье без добычи. Но сколько радости и адреналина бывало, когда добывал кого-то из охотничьих трофеев. Ну а с диким зверьем лучше не иметь близкой встречи, пускай у тебя и ружье за спиной. По словам Ковалёва, с медведями он знаком лично. Однажды, ему удалось добыть на берлоге бурого медведя размером в полтонны! Когда рассказал бывалому охотнику, на счету которого более 60-ти представителей этого вида, какой экземпляр попался, он ругал его, на чём свет стоит, мол, надо было череп зверя, как трофей забрать. Одна встреча с косолапым, чуть не закончилась для опытного охотникаплачевно. К счастью, после ранения в шейный позвонок у животного не хватило сил нанести ответный удар. Отец всегда давал наставления, что в медведя надо стрелять, как в муху, так как шанса на второй выстрел может и не быть. Разъяренные потапычи развивают бешеную скорость, а уж ярость их ни с чем несравнима.

 Николай Алексеевич и сейчас старается выбираться в лес или на рыбалку в редкие выходные - душа требует.

«Рыжий лес»

 В 1986 году произошла катастрофа на Чернобыльской АС, и Николая Алексеевича призвали вряды Советской армиидля ликвидации последствий аварии. Более трех месяцев служил он в должности командира взвода роты химической разведки.

 – Когда пришла повестка, родные и друзья, конечно, не хотели меня отпускать, но долг, есть долг, не мог поступить иначе, – продолжил Н.А. Ковалёв. – В Чернобыле, когда узнали, что я имею отношение к лесному хозяйству, поручили рубить «Рыжий лес», куда был основной «прострел» по розе ветров от атомной станции. «Рыжий лес» – это страшно. Деревья сгорели без пожара, став ярко-красного цвета. От невероятной радиации волосы на голове вставали дыбом в прямом смысле этого слова. Работали, что называется, на износ, пилили и рубили искалеченные деревья, не думая о себе. Никаких особо защитных костюмов не было, да и в респираторе работать невыносимо. Поэтому на свой страх и риск…

 В то время для дезактивации территории участка Рыжего леса предлагались разные методы. Еще до завершения дискуссий о методах проведения дезактиваций работ, в 1987 году, вокруг погибшего леса был насыпан вал высотой 2,5 метра и общей длиной около 3,5 км. Захоронение погибших деревьев, лесного подлеска и верхнего слоя почвы выполнялось путем валки, сгребания и закладку в траншеи с последующей засыпкой слоем почвы толщиной около 1 метра. Всего было захоронено более 4 тысяч кубических метров радиоактивных материалов. В результате проведенных мероприятий мощность экспозиционной дозы гамма-излучения уменьшилось в 4-50 раз, и во второй половине 1987 года максимальные уровни мощности дозы составляли 180 мР/час.

 Безусловно, масштабы катастрофы могли бы стать неизмеримо большими, если бы не мужество и самоотверженность участников ликвидации тех страшных последствий.

 Позднее Указом Президента Российской Федерации Николай Алексеевич Ковалёв был награжден Орденом «Мужества», памятной медалью о ликвидации катастрофы ЧАЭС, знаком ЧАЭС «За ликвидацию последствий аварии» КСибВО (Краснознаменный Сибирский Военный округ).

Вся Россия словно на ладони

 Зарекомендовав себя перспективным работником, с высоким чувством ответственности, Ковалёв назначается в 2000 году на должность начальника ФГУ «Центральная база авиационной охраны лесов «Авиалесоохрана»». Долгих 11 лет Николай Алексеевич будет возглавлять широко разветвленную систему авиационной охраны лесов всей страны. Под его руководством создан отряд ведомственной авиации и получено единое свидетельство эксплуатанта, включавшее 106 судов.

 Шагая в ногу со временем, особое внимание он уделяет развитию современных технических средств и передовых технологий в борьбе с лесными пожарами. За время его руководства было создано и внедрено в практику новое водосливное устройство (ВСУ) для вертолётов МИ-8, позволившее доставлять к месту тушения пожаров до 5000 литров огнегасящей жидкости, а также новая система дозированной подачи смачивателя в ВСУ-5, повышающая эффективность подавления огня в десятки раз. При его участии был разработан новый пенообразователь «Файрекс», который нашёл широкое применение в тушении лесных пожаров. Учитывая высокую значимость оперативного обнаружения возгорания, Ковалёв становится одним из разработчиков системы космического мониторинга лесов на всей территории России. В настоящее время спутниковая система ИСДМ-Рослесхоз, применяемая в ФБУ «Авиалесоохрана», является ценнейшим дополнением существующих методов авиационно-наземного мониторинга.

 – Развивая и совершенствуя авиационную систему охраны лесов, мы, с коллегами, старались облегчить тяжелый труд авиапожарных, сберечь достояние нашей страны – лес, – говорит Ковалёв. – Когда вокруг тебя сплоченный коллектив профессионалов своего дела, хочется работать, творить что-то новое, интересное, перспективное. И результатом чего явилась защита  диссертации на противопожарную тематику и присвоена ученая степень кандидата сельскохозяйственных наук 2005 году.

 В 2017 году под его непосредственным кураторством специалисты ФБУ «Авиалесоохрана» вновь начали использовать метод искусственного вызывания осадков для тушения огня (в 2006 году данный вид деятельности был прекращен ФБУ «Авиалесоохрана» в связи с передачей полномочий по тушению лесных пожаров субъектам Российской Федерации). Также в прошлом году был возобновлено тушение лесных пожаров с помощью взрывного метода для прокладки минерализованных полос и последующего пуска отжига, когда невозможно оперативно доставлять лесопожарную технику для борьбы с огнем в труднодступные места.

 – Для работ по искусственному вызыванию осадков используется спецсамолет Ан-26, – дополняет Н.А. Ковалёв. – Воздушное судно оснащено веерной установкой для пуска пиропатронов с йодистым серебром в ресурсную облачность. В облачных системах йодистое серебро инициирует процесс образования дождей и ливней. Метод ИВО не новый. Ещё в 1982 году на самолёте Ил-14 в Богучанском авиаотделении мы летали и вызывали искусственные осадки. По ситуации за 2018 год работы по искусственному вызыванию осадков проведены над 100 пожарами, действующими на площади 436 тысяч га. Фактически выпавшие осадки на 40% и более превысили прогнозируемые и оказали помощь наземным группировкам лесопожарных сил в тушении и остановке распространения огня крупных и сложных лесных пожаров. Сегодня для проведения взрывных работ авиапожарные ФБУ «Авиалесоохрана» используют детонирующие шнуры, а для воздушной разведки района и обеспечения безопасности работ применяют беспилотные самолеты и квадрокоптеры.

 За свой трудовой путь деятельность Николая Алексеевича не осталась незамеченной. В 2005 году он получает почётное звание «заслуженный лесовод Российской Федерации», позднее награжден медалью Министерства обороны России «За укрепление боевого братства», медалью МЧС России «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации», медалью МЧС России «За содружество во имя спасения», медалью Федерации космонавтики СССР имени академика М.В. Келдыша, медалью «Князь Александр Львов», также отмечен другими ведомственными наградами.

 Несмотря на все звания и регалии, Николай Алексеевич, не считает себя героем. Тщеславие не про него.

 – Вот они – герои – 55 человек! – указал он на памятник «Вечная память погибшим в борьбе с лесными пожарами», установленный у входа в здание ФБУ «Авиалесоохрана», (инициатором создания и дизайнером памятника был Н.А. Ковалёв). Не хочу думать о почестях – лучше думать как «лёгкие» планеты защищать, ведь бореальные леса России дают 20 % кислорода для всего земного шара и если они исчезнут, может возникнуть глобальная проблема.