Федеральное агентство лесного хозяйства

  Остановить огонь взрывом…

Можно ли с помощью взрыва остановить распространение лесного пожара, сократить время на его тушение? Маловероятно, скажете Вы, невозможно. И глубоко ошибетесь. Да-да, это не шутка, ведь взрывной метод в тушении лесных пожаров применялся Северной базой авиационной охраны лесов (Архангельская область) совместно с научными сотрудниками ЦНИИЛХ (в настоящее время – СПбНИИЛХ) еще в далеком 1949 году. Использовался практически во всех авиабазах нашей страны вплоть до 2007 года.  

Сегодня ведущее подведомственное учреждение Рослесхоза – ФБУ «Авиалесоохрана» вновь возобновило взрывные работы с целью борьбы с лесными пожарами.   

Кто же они эти люди, которые на «ты» со взрывчатыми материалами? Мы познакомим Вас с одним из них – Евгений Олегович Астахов – заместитель начальника парашютно-десантной пожарной службы, человек, который «взрывом» не несет разрушение, как принято считать, а, наоборот, сохраняет «легкие» нашей страны.

Применяя метод взрывных работ, мы достигаем наибольшей эффективности при тушении лесных пожаров, – со знанием дела говорит Евгений Астахов. – Прокладывая минерализованную полосу с помощью взрыва авиапожарные в 5-6 раз быстрее локализуют кромку пожара, нежели ручным способом. Это оправдано и экономически. Ведь если локализовывать возгорание лишь ручным способом, нам потребуется завести на пожар большее количество людей. При этом увеличивается количество рейсов вертолёта, чей летный час стоит недешево, да и лесных пожарных приходится передислоцировать из других регионов, что тоже увеличивает себестоимость работ. Потому считаю, что возвращение к данному методу вполне оправдано.   

Скромный и рассудительный Евгений не привык разбрасываться словами. Если пообещал, то сделает. Если получил задачу, то выполнит, и не абы как, а со всей присущей ему ответственностью. Изучив всю специфику предстоящей работы молодой специалист пришел к выводу, что без пристального контроля на местах руководить взрывными работами невозможно.

С каждым годом численность подготовленных к взрывным работам специалистов Аваиалесоохраны увеличивается. Астахов не собирается терять бдительность и ослаблять контроль. Регулярно проводит внеплановые технические проверки. Заехать на пожар без предупреждения? Легко. Именно так он держит сотрудников в «тонусе», готовыми к бою с лесными пожарами. Расслабляться в таком опасном деле нельзя. Не даром говорят, что подрываются только опытные взрывники, которые из-за излишней уверенности начинают пренебрегать техникой безопасности.

– Это действительно так, – с сожалением комментирует Евгений. – Взрывные работы проводятся в нашей стране в огромных объемах. Ни одно горное производство по добыче минералов, угля, железной руды не обходится без помощи взрывных работ. Это наиболее эффективный и наиболее экономически целесообразный метод дробления горной породы. Я сам родом из металлургического горного городка Ковдора, который расположен за полярным кругом в Мурманской области. Не раз слышал подобные истории от знакомых, большая часть которых трудится на Ковдорском горно-обогатительном комбинате.

Астахов с юности принимал самостоятельные решения и надеялся только на себя. Поэтому, когда пришло время определяться с будущей профессией ни чьи советы не слушал, пошел по зову сердца – в университет на специальность «взрывное дело». Столица встретила парня кипучей деятельностью и неограниченными возможностями для реализации себя. Место под солнцем Евгений искал себе сам, собственным упорством и трудом.   

– В 2010 году я окончил университет и занялся научной работой, – вспоминает Астахов. – Работал в национальной организации инженеров-взрывников по повышению эффективности и оптимизации буровзрывных работ на карьерах Российской Федерации и параллельно поступил в аспирантуру. Это такие крупные карьеры как Карельский окатыш в Республике Карелии, Лебединский горно-обогатительный комбинат (ГОК) в Курской области, Оленегорский ГОК в Мурманской области и другие. Пять лет занимался научной работой. Затем около года организовывал, что называется «с нуля», взрывные работы в других небольших карьерах.

Поэтому, придя в Авиалесоохрану, Евгений Астахов не испугался поставленной задачи «с нуля» – возобновить взрывные работы, а с ответственностью и энтузиазмом взялся за дело государственной важности.

Два года напряженной работы, бессонных ночей в поиске правильного решения дали свои плоды. Государственное задание – «выполнение взрывных работ с целью ликвидации и локализации лесных пожаров» ФБУ «Авиалесоохрана» ежегодно выполняет в стопроцентном объеме.  

Это сейчас Евгений может с легкостью говорить о выполненном задании, а тогда, в 2017 году ему пришлось начинать с самого начала, и это, несмотря на то, что взрывной метод ранее уже использовался работниками Авиалесоохраны. Пришлось восстанавливать всю документацию, заново обучать специалистов взрывному делу.

– Это и получение лицензии на взрывные работы для организации, – дополняет Астахов, – и заключение договоров на хранении взрывчатых материалов разных регионах, что тоже является огромной проблемой. Объясню почему. На сегодняшний день горные предприятия, которые занимаются взрывными работами имеют собственные склады для хранения взрывчатых материалов. Они не очень легко идут на контакт. Потому что у них свои мощности загружены, не хотят брать на себя лишнюю ответственность. Где нам хранить взрывчатое вещество, которое должно быть нам доступно 24 часа в сутки, 365 дней в году? Приходится убеждать в важности сохранения лесов страны, иначе никак.

После того, как нормативная база была уже сформирована, ведущий взрывник Авиалесоохраны занялся своей собственной подготовкой. Присутствие на лесных пожарах требует не только определенной физической формы, но и постоянного обновления теоретических знаний, специальной подготовки. Поэтому Астахов прошел первоначальные курсы подготовки десантника-пожарного, получил свидетельство десантника-пожарного, которое позволило ему присутствовать на лесных пожарах.

Тушение лесных пожаров опасная и в то же время романтичная работа. Ребята, порой рискуют собственными жизнями ради спасения «легких» планеты. Не каждому под силу выдержать суровые условия пребывания вдали от цивилизации. При этом не просто наслаждаться воссоединением с природой, а работать в поте лица: «махать» лопатой в жару, прокладывая минерализованную полосу, или работать ранцевым лесным огнетушителем, спасая лес от губительного огня. 

По словам Евгения, первый опыт работы на пожаре не стал для него чем-то необычным, так как с юности он увлекается пешим туризмом. Собрать рюкзак, переночевать в палатке и помыться в холодной горной реке для молодого специалиста не проблема. Однако чувство страха перед неизвестностью присуще любому человеку. Имея подготовку альпиниста-спелеолога, он все-равно испытывал дискомфорт перед спусками с вертолетов. Спускаться в пещеры по скале для него было намного проще. Однако учащенное сердцебиение от первого лесного пожара вызвали вовсе не спуски со спусковым устройством, а верховой пожар, который поразил своей устрашающей мощью и «воем», с которым он передвигался по верхушкам деревьев. 

Несмотря на то, что Евгений Астахов занимается взрывными работами, прибыв на пожар, он выполняет весь комплекс мероприятий по тушению лесных пожаров наравне с авиапожарными – это и локализация с помощью взрывчатых материалов, окарауливание и дотушивание, ликвидация.

В прошлом году группа читинского авиаотделения работала на пожаре в Республике Саха (Якутия). После анализа ситуации, Астахов принимает решение о применение взрывчатых материалов.

– Уже на следующий день мы проводим взрывные работы, локализуем часть кромки, то есть успеваем локализовать опасный участок, – дополняет Евгений. – Пожар дальше не распространяется. Все довольны, ложимся спать. Примерно в три часа утра я просыпаюсь и слышу, что десантники-пожарные утром ходили на осмотр и обнаружили прорыв кромки. Инструктор группы поднимает всех и тут я слышу вопрос ребят: «А поднимать ли нашего руководителя?». На что инструктор отвечает: «Пусть спит. Что начальника тревожить?». Конечно, я не мог бросить ребят и остаться в стороне. Надел ранцевый лесной огнетушитель, взял в руки лопату и пошел вместе со всеми тушить пожар. Четыре часа локализовали кромку. Физически, тяжело, не спорю. И минерализованную полосу рыли и по несколько раз возвращались к табору, чтобы в очередной раз наполнить ранцевый лесной огнетушитель водой. Вместе, сообща, и работа спорится быстрее. Без ручного труда в тушении лесных пожаров не обойтись никак – даже имея новые средства механизации, авиацию, взрывчатые вещества. Ведь те же взрывчатые вещества возможно донести на пожар только руками. Да и локализовать пожар одним взрывным способом невозможно. Все равно необходимо привлекать ручной труд десантников-пожарных. Даже просто осмотр кромки, окарауливание – это много-много километров на ногах через лес.

Бывало, что и по 12 часов мы проводили на кромке пожара, сменяя друг друга по очереди. Лето. Республика Саха (Якутия). Намский район. Взрывчатые материалы завезены по двум точкам. И тут возникает опасность подхода пожара к одному из мест хранения. Осматривали кромку, продвижение ее и скорость. Работали вручную. Окапывали и отжигали. Окарауливали всю ночь, благо ночи светлые – бывают и такие ситуации.

По словам специалиста по взрывным работам, с точки зрения сложности выполнения работ самым тяжелым за последние два года был район города Баргузин Республики Бурятия, неподалеку от озера Байкал. Там лесные пожары возникли в гористой местности в каменистых россыпях. Поэтому и перемещаться со взрывчатыми веществами было достаточно проблематично. Например, при тушении одного из пожаров в районе Баргузина вертолет смог подлететь и выгрузить взрывчатые материалы (ВМ) только на расстоянии 3 км. от кромки пожара. При этом одна коробка ВМ весит 21 кг. Авиапожарные ПДПС ФБУ «Авиалесоохрана» вручную переносили ВМ к кромке пожара, и это в условиях гористой местности. Было очень тяжело. Но парашютисты-пожарные и десантники- пожарные в один голос утверждают, что лучше перенести ВМ вручную, чем копать минерализованную полосу лопатами.

А не опасно ли держать в руках, а тем более нести, неустойчиво шагая по камням, взрывчатые материалы? Для обывателя этот вполне логичный вопрос встает в первую очередь. Евгений Астахов с уверенностью утверждает, что переноска ВМ – безопасный вид работ. ВМ переносятся раздельно от средств взрывания и от капсюлей. Отдельно от средств взрывания ВМ достаточно инертны. При падении, ударе, даже при попадании в открытое пламя они не взорвутся, а просто сгорят. Поэтому переноска, даже в таких сложных условиях безопасна.

Оперативность в тушении лесных пожаров имеет первостепенную роль. Важно обнаружить и начать тушение на малых площадях. Для оперативного реагирования взрывчатые материалы хранятся в наиболее горимых на сегодняшний день субъектах – в Иркутской области, Республике Бурятия, Забайкальском крае, Амурской области, Республике Саха (Якутия).

– К каждой местности приходится приспосабливаться, страна наша большая – говорит Евгений. – Помню, как «сражались» с огнем в Намском районе Республики Саха (Якутия). Тогда несколько небольших пожаров объединились в один. Наибольшая сложность возникла при доставке людей и ВМ, потому что площадок для посадки вертолета практически не было. Транспортная доступность в Якутии очень низкая – болотистые места. Десантникам-пожарным приходилось десантироваться и выпиливать площадки для приземления вертолета. Ситуация осложнялась погодными условиями – жарой и ветром. Распространение пламени – кромки пожара происходило совершенно непредсказуемо. Приходилось действовать на опережение. Уставшие, так как работали и в полярную ночь, мы все же нокаутировали противника, локализовав лесной пожар.

Прокладывать в каменистой россыпи минерализованную полосу вручную это тяжелейший труд. На помощь приходят современные технологии – взрывчатые материалы. По словам специалистов-взрывников Федеральной Авиалесоохраны подобрать универсальное взрывчатое вещество крайне сложно. В регионах нашей огромной страны состав почвы и толщина лесной подстилки сильно различается (от 15 до 40 см). Соответственно и мощность ВМ должна быть разная.

Сегодня специалисты Авиалесоохраны проводят консультации с научно-исследовательскими государственными институтами по разработке взрывчатых материалов, которые было бы наиболее эффективно применять при тушении лесных пожаров. Пока нет ни одного ВМ созданного непосредственно для тушения лесных пожаров. Все взрывчатые материалы применяются в основном в горной промышленности для дробления тех или иных скальных пород. Дробление (взрывание) именно почвы кардинально отличается по своим методам от дробления скальной породы. Даже если ВМ очень хорошо дробит скальный массив, то это абсолютно не значит, что оно также эффективно будет создавать опорную минполосу в лесу.

– Один из проектов на сегодняшний день – это применение двухкомпонентных ВМ, которые будут доставляться на место пожаров как невзрывчатые компоненты, – дополняет Астахов. – Уже на месте специалисты-взрывники будут создавать из них взрывчатые вещества. Примеры таких работ в нашей стране – это взрывание снега, то есть предупреждение схода лавин. Там тоже применяются двухкомпонентные ВМ, которые доставляются к месту и хранятся как не взрывчатые компоненты, а как окислители. Переход Авиалесоохраны к применению таких ВМ, сократит ограничения как по хранению компонентов, так и по их перевозке, что значительно повысит оперативность тушения лесных пожаров с помощью взрывчатых веществ.

Работы со взрывчатыми материалами сложная и ответственная работа, где нельзя пускать на самотек даже самую мелочь. Всегда нужно держать руку на пульсе. Это уже как жизненное кредо для ведущего взрывника Авиалесоохраны.